Розовая вилла

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Розовая вилла » Прибрежный район » Городской госпиталь


Городской госпиталь

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Уютно, чисто, стерильно. Огороженный по периметру довольно высоким забором, госпиталь представляет собой П-образное здание в три этажа с левым и правым крылом. На первом этаже с центрального входа находится гражданский приемный покой. Со стороны левого крыла – подъезд скорой помощи и приемный покой для более тяжелых больных. Там же располагаются гаражи и небольшое складское помещение. В правом крыле исследовательский центр. Во внутреннем дворе находится небольшой садик, где могут прогуливаться выздоравливающие пациенты.
Госпиталь является универсальным отделением – здесь вам окажут первую медицинскую помощь, а если найдут какие-то отклонения или тяжелые заболевания, дадут путевку  в более узкоспециализированную больницу. Должно быть, этим и объясняется большое количество разных людей под одной крышей.

0

2

13 июня, Пятница вечер (20:00-22:00)

Романова вновь посмотрела на часы. Без пятнадцати десять. Вздохнула.
[Ещё пятнадцать минут, и пойду. *зевок* Спать хочется. *глоток кофе* Даже кофе не помогает.]
Надцатый по счёту пластиковый стаканчик улетел в урну. Алиса покосилась на визитку, которая лежала рядом на стуле.
[И ведь не с чего позвонить. Никто даже не хочет дать свой сотовый. Скряги.] - уныло подумала она. Раз за разом, Романова крутила в своей голове показания, которые давала Изольда врачам, - [Зазвонил сотовый, и Ариса взяла трубку. Просто зазвонил. И она ответила. На ходу. Господи, ну что за идиотизм! Даже ребёнок догадался бы сначала хотя бы остановить лошать.] - Алиса тяжко вздохнула. Затем встала, подобрав визитку. - [За ней здесь приглядят. А я приду завтра. Обязательно.]
Порощавшись с доброй аптекаршей, которая забесплатно угощала её кофе, Романова вышла из здания госпиталя, по дороге соображая, где находится Вилла.

Городской госпиталь => Ворота Виллы

Отредактировано Алиса Романова (2008-04-08 19:14:54)

0

3

13 июня, Пятница, ночь (00:00-02:00)

Ариса слегка приоткрыла глаза. Потолок был белый - странно! Ведь в её аппартаментах всё было в золотисто-жёлтых тонах... белый мало где встречался, а уж тем более его не было на потолке... - странно! Она немного повернула голову, и окончательно убедилась, что находится не у себя в аппавртаментах. К тому же, это волновало её сейчас не меньше, голова просто раскалывалась, тело всё немного побаливало, как после удара... - странно! Какая-то непонятная, неясно откуда взявшаяся слабость, разбитость... - странно!
Всё для неё сейчас было странно. И всё же, где она находится?
Она чуть-чуть приподнялась с подушки, при том заметила, что подушка лежит не на горизонтальной, а немного приподнятой поверхности. Наконец, после более долго осмотра помещения, она поняла, что находится где-то вроде палаты в больнице.
[Больница? Что случилось-то? Как я тут оказалась?]
В комнате не был включен свет, за окном ярко сияли звёзды... - ночь?! Странно...
Она попыталась встать с кровати, но как раз в этот момент в палату заглянула медсестра, услышавшая шорохи. Быстро подбежав к ней, она тихо взяла её за плечи и уложила обратно в постель:
-Врач сказала, что Вам нельзя двигаться, уважаемая! Вам нужно лежать и ни в коем случае не вставать без особой для того надобности!
Если честно, то Ариса и сама это поняла, когда от попытки осталось лишь ощущение головокружения и усилевшаяся головная боль... ПОэтому она даже не стала спорить, а просто легла обратно, принявшись разглядывать звёзды...

Отредактировано Ариса Милдрейн (2008-04-13 00:01:48)

0

4

Торговый комплекс «La Civetta» ==> Городской госпиталь

(14 июня, суббота, почти пустая больничная палата, раннее утро, около половины пятого)

Недовольно скрипнула одна из больничных коек в углу палаты, и девушка, перевернувшись на другой бок, постаралась плотнее завернуться в тоненькое одеялко. Ей было холодно, несмотря на то, что в помещении была открыта всего одна форточка, а на улице стояла теплая южная ночь. Но девушку уже около часа колотила нервная дрожь, и сон не хотел возвращаться, хотя – она это точно помнила – вчера вечером, еще до захода солнца, рухнув на кровать после многочисленных обследований, она отключилась моментально.
Но сейчас, когда жесткая потребность во сне отпала, независимо от того, что девушка по собственному-то желанию поспала бы с удовольствием еще немного, а потом еще немного, организм принялся напоминать о себе иными потребностями. Нет, в дамскую комнату пробудившейся барышне не требовалось.
Молодое, еще полное сил тело выздоравливало и требовало быть здоровым – а потому болело, саднило и чесалось везде, где только можно было вообразить. По крайней мере, девушке казалось именно так. Мышечная тягучая боль от ушибов переплеталась с режущей от еще не до конца затянувшихся ссадин и царапин.
Радовало только то, что голова больше не болела. В голове образовалась приятная легкость, ее обладательница совершенно не ощущала собственных мыслей, и словно бы парила над собственным сознанием, никак не вмешиваясь в его странную деятельность по поддержанию организма в стабильном функциональном состоянии. И она с огромным удовольствием насладилась бы таким приятным подарком судьбы, если бы к реальности ее не возвращали остальные части туловища, которые, по странному стечению обстоятельств, у нее имелись с рождения помимо головы. Кроме всего прочего, болели глаза, возмущенно заявлявшие, что, если мозг и получил достаточное для себя количество отдыха, это еще не означает, будто остальные органы сенсорного восприятия чувствуют себя так же хорошо.
Раздраженно скрипнув зубами и осознав, что уснуть снова не удастся, девушка одним движением откинула одеяло и резко села на кровати. Этого ей делать, конечно же, не следовало, хотя бы из соображений безопасности, и она, шипя от боли и полушепотом выговаривая самой себе все, что она сама о себе думает, прошлась по палате до встроенного в стену умывальника.
Плеснув холодной водичкой в лицо и облизнув разбитую губу, откликнувшуюся металлическим привкусом, девушка облегченно прикрыла глаза и еще долго, наслаждаясь ощущениями от фактуры ткани, утиралась вафельным полотенчиком, за неимением иных пациентов, предоставленным в полное ее распоряжение.
Девушка так, с полотенцем, и вернулась к своей кровати. Руки бессознательно заскользили по простыне, зарылись под подушку, затем девушка со вздохом обняла подушку и прижалась к ней щекой. Затихла.

(около девяти утра)

Медитация продолжалась довольно долго, по крайней мере, до тех пор, пока за окном совсем не рассвело. Девушка вздрогнула и, открыв глаза, завертела головой. Кажется, она не заметила, как ночь незаметно превратилась в день.
Отбросив полотенце, девушка снова поднялась с кровати, и взгляд ее зацепился за лежащий на прикроватной тумбочке планшет с диагнозом. Она изучала его вчера перед сном. И помнила, что положила его после этого на тумбочку. И прекрасно знала, что в нем было написано. И еще – это никак не укладывалось в голове и жутко раздражало. Рука сама потянулась к записям, словно девушка желала убедиться, что ничего в них не изменилось.
«Травматическая ретроградная амнезия», - черным по белому вещал диагноз. – «Есть вероятность осложнений. Возможно диссоциированная селективная амнезия… причины…»
Нет, написанное за ночь не изменилось. Раздраженно швырнув планшет обратно на тумбочку, девушка отвернулась от кровати вовсе и подошла к окну.
Она отлично запомнила, что у нее амнезия. Она не помнила, как ее зовут и кто она вообще такая, но все умные слова диагноза прекрасно понимала и запоминала. Врачам это внушало надежду. Вчера, во время обследований, каждый из них словно почел своим долгом убеждать ее в том, что память, вероятнее всего, полностью вернется к ней буквально через пару дней.
Как будто это могло ее успокоить.
Выругавшись про себя, девушка стукнула кулаком по подоконнику и уставилась в окно. Окно выходило на больничный сад, где сейчас, в столь ранний час, никого не было.
В данный момент даже это почему-то раздражало. Впрочем, раздражало, конечно, не это, а, скорее, осознание собственной беспомощности перед обстоятельствами, однако в такой ситуации любая мелочь становилась лишним поводом для раздражения.
Девушка закусила нижнюю губу и с ненавистью уставилась на какую-то пичужку, присевшую на ветку ближайшего к окну дерева. Почему-то для девушки стало очень важным немедленно выйти во двор и нарушить тишину и умиротворение больничного садика. Немедленно нарушить. Немедленно и грубо.
Она оглянулась на часы, висевшие на стене палаты. Завтрак в больничной столовой уже начался, и все больные, способные самостоятельно передвигаться и находящиеся в относительно здравом уме и в относительно твердой памяти, наверняка уже потянулись к еде. Ей же завтракать не хотелось.
Тем лучше – девушка передернула плечом. Значит, никто не помешает ей нарушать уединение больничного садика, где она сможет творить, что захочет. Хоть плясать канкан. Удовлетворенно хмыкнув, девушка отошла от окна и, покинув палату, спустилась к черному ходу, чтобы выйти на улицу.

Отредактировано Бьянка Сиеза (2008-04-29 23:49:00)

0

5

14 июня, Суббота, утро (10:00-12:00)

Неяркое сияние звёзд и мягкий свет луны успокаивали и притягивали взгляд, словно магнит... Она помнила всё это. Не помнила лишь самого момента, как задремала, а затем уснула...

Яркий луч солнца, преодолевшего все преграды, такие как довольно высокая растительность вокруг госпиталя, стены всё того же здания, наконец, добрался и до спящей Арисы. Отразившись в окнах небольшой пустующей палаты, он тысячами солнечных бликов заиграл на безжизненных и бесчувственных белых стенах. Исключением не стали и закрытые глаза Арисы, которые, от столь резкого "вторжения", слегка зажмурились в знак протеста. Чуть приоткрыв глаза на встречу новому дню, она сразу же зажмурилась снова, не ожидая, что солнечный свет будет настолько резким и "болезненным".
[Слишком ярко... слишком... неожиданно?!]
В голове поднялся гул. Не сильный, но всё же мешающий здраво мыслить. Уже с меньшим, чем накануне вечером, трудом, она приподнялась на руках и села на кровати. Осмотрелась: со вчерашнего вечера ничего не изменилось... значит - это был не сон, значит - она действительно в больнице, но... но вот почему она здесь? Этого Милдрейн, ну никак, не могла понять... Снова осмотревшись в палате в поисках кого живого, никого не обнаружила.
[И никого... хоть бы заглянул кто...]
И тут, словно ответ на её безмолвную просьбу, поворачивается ручка двери. В палату заглянула медсестра и, увидев, что пациентка проснулась, неспешно прошла к больничной койке:
-Утро доброе! Как Вы себя чувствуете, мисс Милдрейн?
Спокойным голосом спросила медсестра, та же, что и ночью, как по голосу заключила Ариса. Вопрос, однако, заставил призадуматься. Кроме легкого гула в голове, за исключением лёгкого голода, пока что её вроде ничего не волновало.
-Только голова... побаливает... *задумалась* и.. *немного смутившись* аппетит просыпается...
-Голова... *делает у себя какие-то пометки в планшете* Сейчас как раз завтрак, мисс Милдрейн! Но Вам не советуется много двигаться, в основном - постельный режим, так что Вам сейчас принесут.
-По.. понятно...
Хотелось задать много вопросов, но она как-то не решалась ни на один из них. Возможно ли? боялась услышанного? Медсестра вышла из кабинета, прикрыв за собой дверь, а Арисе ничего не осталось, кроме как наблюдать за ясным небом за окном и за деревьями, на которых время от времени появлялись птицы... становилось жарко...

0

6

Вообще-то во время обследования врачи настоятельно рекомендовали девушке придерживаться постельного режима, советуя лишь ненадолго выходить из палаты в столовую для приема пищи и, может быть, один-два раза в день на лечебно-профилактическую прогулку по садику в сопровождении медсестры. Однако сейчас девушке было проще сделать вид, что она об этом забыла, чем отказаться от желания выскочить на волю из душного здания больницы.
К счастью или к несчастью ее никто не остановил. Медсестры, по всей видимости, были заняты завтракающими пациентами, а врачи по коридорам стационара особо не ходили.
Выбравшись из палаты, девушка подивилась тому, как ей вообще удалось уснуть там вчера. Сейчас казалось, вернись она туда, и ее задавят стены, а сверху еще упадет потолок. Нет уж, спасибо, усмехнулась девушка. На улице дышалось куда привольнее, несмотря на припекающее солнце. Тем более, что в тени деревьев было относительно прохладно.
Девушка, чувствуя себя несколько пристыженной, тихо пошла по дорожкам, недоумевая, как ей вообще в голову могла прийти идея раздражаться на все вокруг. Резкая смена настроения даже испугала ее, и она, закусив губу, долго шла, глядя только себе под ноги.
Мысли давили, из-за них на глаза медленно наворачивались слезы, поделать с которыми девушка ничего не могла. Она даже понять не могла, сердят ее эти слезы, печалят или радуют. Не соображая, что делает, но отдавая себе отчет в том, что делает это для того, чтобы не разреветься в голос, девушка, сойдя с дорожки, буквально вцепилась в близ растущее дерево и обняла ствол, чтобы удержаться на ногах.
Сейчас ее колотило, как в ознобе.

0

7

Прошло минут пятнадцать, и в палату вернулась медсестра с подносом в руках. Подойдя поближе, она поставила поднос на тумбочку и начала возиться с подставкой для этого подноса, прикреплённой к кровати. Ариса нервно дёрнулась, так как только что заметила её, отвлечённая от своих мыслей.
-Простите... - тихий голос, ощущение, будто она боялась, что её сейчас укусят, - Вы не могли бы открыть окно?
Не то, что бы было слишком уж жарко, но вдруг повезёт, и подует ветер, даря спасительную прохладу?
Медсестра, закончив возиться с подставкой и водрузив на неё поднос, подняла взгляд на Арису.
-Конечно можно. Приятного аппетита!
Открыв окно максимально, на сколько было возможно, взглядом спросила у Арисы: "не отдёрнуть ли шторы?", и, открыв окно полностью, вышла из палаты, ещё раз пожелав приятного аппетита.
-Спасибо - отправила её в след Ариса.
Тыкая ложкой в тарелку без особого интереса, она начала есть то, что ей принесли. Ей, если честно, было абсолютно всё равно, что это было. Аппетит периодически пропадал, начинала немного кружиться голова, вследствии этого появлялась лёгкая тошнота...
[И чего ты не спросила? Неужели, на столько боишься правды...]
Хотя догадки уже вертелись в голове и она начала осознавать, что прошедшие сутки полностью стёрло из головы, ибо не могла же она убиться на веранде виллы, там и убиваться-то не где...
[А может это рыжая постаралась?!]
Отановив временно ход мыслей, что бы себя не пугать предположениями и догадками, Ариса поглащала принесённую еду и смотрела в окно, наблюдая за мирной жизнью деревьев и их обывателей...

0

8

Девушка, пожалуй, могла простоять так, вцепившись в дерево, довольно долгое время, учитывая, что отрешенность ее от реальности в данный момент была в достаточной степени высока, но неожиданная помеха в виде выскочившей на улицу и окликнувшей ее медсестры, вернула разум с небес на землю. Девушка вздрогнула и обернулась в сторону госпиталя. От двери к ней спешила работница больницы, испуганная, всплескивающая руками и, конечно же, спешащая на помощь.
- …я так и знала, что кого-то вижу в окне! Так и знала! Милая, что же вы гуляете в неположенное время? Часы для прогулок… а сейчас вообще завтрак… Ой, да кто же вас мог выпустить? Совершенно не понимаю, как вы проскочили на улицу. Давайте я вам помогу, - щебетала, подбегая, медсестра, и постаралась отлепить девушку от дерева.
Ту передернуло. От прикосновения чужого человека стало дурно, плечи непроизвольно вздрогнули, девушка, резко отпуская ствол, отшатнулась назад и, поскользнувшись на непросохшей из-за росы и тени травы, неловко села на землю, едва успев подставить руки, чтобы смягчить падение. Тело протестующее застонало тупой тянущей болью, больше всего похожей на мышечную, а в голове зашумело.
- Что ж вы так? Ох, милая, обопритесь о мою руку, я помогу вам встать и проведу в палату. Вы можете встать? Может, позвать санитаров, - медсестра, кажется, встревожилась, отчего защебетала еще быстрее.
Ее голос действовал на нервы сильнее боли. Плохо контролируя себя, пациентка вдруг резко отмахнулась от протянутых в более чем дружелюбном жесте рук и сорвалась на крик:
- Да оставьте же меня в покое!
Медсестра отпрянула, закусила губу и, испытующе поглядев на нервную барышню, заспешила обратно к госпиталю, громко подзывая санитаров.
Оставленная на время пациентка, подтянув к себе колени, закрыла лицо руками и попыталась закрыть так же еще и уши. В голове с хаоса и беспорядка все словно обрывалось в вакуумную пустоту, мысли то возникали анархичной грудой и наваливались всей своей тяжестью, то внезапно пропадали, не оставляя после себя и следа. От этих натисков собственного подсознания девушке казалось, что кто-то огромный и страшный, вроде морского чудовища Кракена, непрестанно подхватывает и швыряет ее, как камешек, который оно вознамерилось добросить до горизонта.
Ощущение падения только усилилось, когда к ней, в сопровождении вездесущей медсестры, подскочили санитары и один из них попытался приподнять девушку. Вцепившись всеми десятью пальцами в ткань его халата, она едва не закричала снова, но, вместо этого, чувствуя, как от тошноты и головокружения теряет контакт с окружающим миром, лишь шевельнула губами в попытке что-то сказать. Скорее всего, она хотела попросить, чтобы ее, в конце концов, не мучили дурацкими предложениями помощи, но вместо этого как-то неожиданно потеряла сознание. Глаза у нее закрылись, и из-под опущенных век все-таки показалась слезинка – та самая, которой она не давала воли, пока обнималась с деревом. Впрочем, слезинки никто не заметил. Переполошившиеся санитары, громко требуя доктора, унесли лишившуюся чувств девушку обратно в здание госпиталя.

+1

9

В палату ворвался лёгкий ветерок и, слегка всполошив занавески, начал блуждать по помещению. Вот он добрался до Арисы и начал бережно перебирать её распущенные чёрные волосы, неся успокоение. Своего рода массаж. Кому не приятно, когда их волосы тихо-тихо перебирают, тем самым, доставляя чуточку удовольствия? Мо телу прошла мелкая дрожь... вспомнилась вчерашняя ночь, хотя и не во всех подробностях. Видимо были затронуты события нескольких ближайших дней, ибо все воспоминания были словно в тумане. Весьма неприятно осознавать то, что ты что-то потерял. А ведь эти дни были самыми ценными за последние несколько лет её жизни, она это чувствовала. Но та ночь... что же тогда произошло? Вот они с Алисой пришли к ней в номер, вот она обработала ей рану... дальше всё как-то размыто... всплески эмоций и ничего больше. Вот утро и вот опять всё ясно. Умылась, пошла на веранду... позавтракала... появилась рыжая... а дальше... дальше - тьма. Ни капли воспоминаний... полностью стёртые сутки её жизни. Она попыталась вспомнить, но всё это закончилось лишь новым наплывом сильной, до тошноты, головной болью.
Почти мгновенно опустошив стакан с водой, она положила ложку на тарелку с едой, к которой так почти и не притронулась, всего несколько раз отправив её содержимое в рот, Ариса резким движением легла на подушу и тут же об этом пожалела. К головной боли и тошноте прибавилось ещё и головокружение, сильнее, чем все предыдущие, с лёгким звоном в ушах.
С большим трудом, но Милдрейн всё-таки удалось расслабиться, и боль немного отступила. С улицы послышался шум... медленно, с ещё большими усилиями она поднялась с кровати и еле-еле удерживаясь на ногах добралась до окна, которое, благо, было не так уж и далеко от её кровати. На улице, а вернее - в больничный сад, где пациенты могли совершать прогулки в отвёдённое для этого время, Ариса увидела девушку, и медсестру, которая явно пыталась увести ту в палату. Но у медсестры это плохо получалось, а девушка, пытаясь отступить и оградить себя от неё, поскользнулась и упала. Медсестра в своё время позвала санитаров, и те тоже пошли на "войну" с несговорчивой пациенткой. Им это удалось, но, похоже, справились они лишь по тому, что вышеуказанная несговорчивая потеряла сознание.
Ариса и не заметила, как и в её палату пришла медсестра. Не увидев той на кровати, она уже собиралась бежать по госпиталю и искать её, но тут же заметила стоящую у окна.
-Мисс Милдрейн! *подбежала к ней и подхватила под руки сзади* - Вам категорически противопоказано вставать без особой нужды! *повела её к кровати и уложила*
[Млин... как на каторге... никакой свободы действий, хотя в отличие от каторги, здесь это делается во благо нашему здоровью... или нет?]
Думать сейчас не хотелось совсем. Не было ни сил, ни желания... ну и ладно... Медсестра ещё была в палате, возмущалась по поводу того, что Ариса почти ничего не съела, хотя и принесли-то ей не так уж и много, возилась с подставкой, уводя её в сторону и т.п., но Милдрейн её уже не слышала. Лишь коснувшись подушек, она вновь провалилась в глубокий сон... а снился ей... ёжик в тумане... про этого ежика ей рассказывала её мать, и по этой причине он представлялся ей весьма своеобразно... на лице пациентки в этом мире отразилась едва заметная улыбка...

0

10

(за полдень)

Неожиданно придя в себя, девушка обнаружила, что вновь лежит в больничной палате, на знакомой уже кровати, укрытая теплым и вполне даже мягким, но казенным до постылости пледом. Чьи-то заботливые руки сменили на новый мокрый компресс, помещавшийся на лбу. Прохладная влажная ткань как будто впитывала в себя головокружение и болезненные ощущения, однако чувство отвращения поглотить, кажется, не могла.
Девушка пошевелилась и сфокусировала взгляд на радушно склонившейся над ней медсестре. Та улыбнулась:
- Пожалуйста, не вставайте, доктор сказал, что вам нужно полежать какое-то время, чтобы прийти в себя. Мы не стали колоть вам успокоительное в надежде, что припадки больше не повторятся, однако ж, вы нас здорово напугали. Как вы себя чувствуете? Голова не болит?
Пациентка отрицательно мотнула головой и равнодушно отвела взгляд, уставившись в потолок.
- Думаю, если вы отлежитесь сейчас, доктор разрешит вам самостоятельно спуститься к обеду. Обед скоро начнется. Вы голодны? Вы ведь не завтракали.
- Пить… хочется… - девушка не повернула головы, без интереса разглядывая едва заметное пятнышко на потолке.
- Конечно, конечно, - чему-то обрадовалась медсестра и вскочила на ноги. - Сейчас я принесу вам стакан воды.
Пациентка проводила ее взглядом и, едва она скрылась за дверью, рефлекторно подняла руку, срывая с головы компресс, и с почти заметным постороннему наблюдателю (впрочем, отсутствующему) удовлетворением отшвырнула его в сторону. Проследив за полетом мокрой тряпки – иных ассоциаций не возникало, - девушка неожиданно почувствовала досаду.
- Да какая, собственно, разница? - шепнула она в подушку риторический вопрос, не требующий ответа, и отвернулась от тряпки вовсе.
- Ваша вода, - благодушно возвестил знакомый щебечущий голосок, вырывая отвернувшуюся к стенке барышню из потока собственных мыслей в реальный мир. Та открыла глаза и повернула голову к подошедшей медсестре.
- Спасибо, - ровно и вежливо поблагодарила пациентка. - Я случайно дернулась, и компресс, кажется, упал, - махнула она рукой в сторону валяющейся метрах в трех от кровати тряпки, - а сил встать нет. Я нечаянно, - девушка слабо улыбнулась, словно просила прощения за свою неловкость.
- О, ничего страшного! - поспешила успокоить больную работница госпиталя. - Только не волнуйтесь, пожалуйста, я… - она в недоумении подняла компресс, - я могу принести еще льда и другой компресс… - каким-то сомневающимся голосом произнесла она. Кажется, до нее стало доходить, что, чтобы компресс «случайно» улетел на такое расстояние, нужно очень постараться.
- Благодарю вас, - девушка снова обезоруживающе улыбнулась, - голова уже совсем не болит. Думаю, я просто спокойно полежу.
- Конечно, конечно… - повторила медсестра, переводя подозрительный взгляд с тряпки на девушку. - Набирайтесь сил, отдыхайте. Мы зайдем к вам с доктором минут через сорок.
И, захватив компресс, а так же ванночку с растаявшим льдом, она, наконец, оставила свою подопечную одну.

Отредактировано Бьянка Сиеза (2008-05-04 19:54:57)

+1

11

Вилла => Неаполь => Городской госпиталь

14 июня, суббота, 15:30 дня

Романову снедали самые противоречивые чувства. С одной стороны она смогла добраться до госпиталя и теперь наконец-то сможет увидеть Арису. Но с другой стороны... с другой стороны за те полдня, что она провела на улицах города, пытаясь изучить по карте маршруты автобусов и прочесть названия улиц, и пытаясь объясниться с неапольцами, у которых действительно оказался своеобразный диалект... в общем, за это время она успела люто возненавидеть Италию в целом и Неаполь в частности.
Остановившись у дверей здания, Алиса сделала глубокий вдох. [Всё хорошо... просто на достопримечательности посмотришь завтра. Или вместе с Арисой.] Для закрипления результата девушка стукнулась лбом о косяк двери и, распустив приветливую улыбку, вошла в госпиталь.
Немного осмотревшись, она подошла к справочной.
- Здравствуйте, могу я узнать, где лежит синьорина Ариса... эээ... [Чёрт, как же ж её фамилия? Кажется, что-то с дождём связанное...] Милдрейн?! Синьорина Ариса Милдрейн?
- Секунду, - пара мгновений после постукивания клавиш, - Палата 104 реанимационного отделения. Вас проводить?
- Да, проведите, - кивнула Романова, - А то я опять заблужусь.
***
- Только прошу вас, недолго. Ей всё ещё нужен отдых.
- Я буду тиха, как мышь, не волнуйтесь.
- Если что, я здесь, недалеко.
Медсестра ушла. Алиса подождала, пока та скроется из поля зрения, открыла сумочку и достала довольно помятое ожерелье. [Вот чёрт! Что за народ пошёл! Нет, чтоб как-нибудь поаккуратнее к стенке прижимать. Я понимаю, места мало и всё такое. *вздох* Кошмар...] Как могла, Алиса расправила лепестки и надела ожерелье на шею.
В палату она вплыла без стука, широко улыбаясь.
- Привет. Как дела?

0

12

-Лошааааадка....
-Ёжииииик...

В окно ворвался прохладный ветерок, забравшись под лёкгое "одеяльце", вернее даже - простынку, которой была накрыта Ариса... хотя... если быть совсем честным, этой простынки уже давно на ней не было - та вот уже пару часов была скомкана и забита ногами в угол кровати. Так что перед ветром стояла лишь одна преграда - пижамная рубашка, которую ему не составило труда преодолеть и забраться под неё, вызывая лёгкое раздражение, заставив сжаться в клубок. Сон немпного отступил, но этого не было достаточно, что бы проснуться. Но тут скрипнула дверь... теперь уже сквознячок заставил совсем сильно сжаться в комок, ещё больше отгоняя сон.
-Ло.... ка...
-...жик....

Сон пропал совсем, когда уже до боли знакомый голос буквально вырвал из сна... Чуть приоткрыв глаза на встречу этому миру, она всё ещё припоминала его... голос... где она его слышала? Может.. в тумане?
[Да в каком к чёрту, тумане?! ...стоп... ёжик что ли? ...или лошадка? ...а я вообще где?]
Сон-то может и отступил, но вот мысли после него ещё не прояснились. Сев в кровати, слегка потрёпанная, она осмотрелась: снова те же стены, снова та же койка, снова та же палата, снова тот же госпиталь... наверное... уже в который раз она обнарыживает снова всё то же самое. Но вот взгляд выхватывает какое-то отличие, между тем, что было, и тем, что есть. В дверях стояла какая-то знакомая "мальчикоподобная" девушка.
[Это... это кто? Так... я в госпитале, это я уже поняла... а это... А... А... Ал... что-то такое...]
Набрав в лёгкие побольше воздуха, она несмело произносит имя, взглядом уперевшись в глаза навестившей её:
-Алиса...?
[Она ли это? Та ли это? А если нет... если это вообще не ко мне... хотя *осматривает палату* тогда к кому? К койкам пустым, что ли? Не.. не катит...]
*на русском, чуть смелее*
-Ты ведь Алиса, правда?
[Вот она, моя ниточка с внешним миром... она ведь скажет мне, что я тут делаю? - А ты хочешьо это знать? - Да! - Уверена? -Да... -А если подумать? -...]

Отредактировано Ариса Милдрейн (2008-05-20 01:27:28)

0

13

*говорит на русском*
- Странный вопрос, - улыбнулась Романова, - Но я на него отвечу. *Алиса подошла к постели девушки и сделала изящный поклон* Романова Алиса Сергеевна. А вас, я знаю, зовут Ариса Милдрейн. Будем знакомы! Это вам.
Девушка сняла с себя бумажное ожерелье и, надев его на шею Арисе, чмокнула в щёчку.
- Вот так лучше.
Придвинув к кровати единственный в палате стул, Алиса села рядом с подругой.
- И как ты себя чувствуешь? [Выглядит, вроде бы, неплохо. Немного растрёпанная, правда. И ещё этот вопрос. Наверное, до сих пор не пришла в себя после падения. Чёрт, ненавижу лошадей! А теперь ещё больше ненавижу. Чёрт...] Надеюсь, память не подводит? *нагнулась к Арисе, чуть шёпотом* Мне запретили тебя волновать, но ты можешь спрашивать, если что-то хочешь узнать. *подмигнула* Ну их, этих врачей, ага. *улыбнулась, откинулась на стуле* Ты только смотри, действительно не переволнуйся. Это вредно для здоровья.

0

14

Голос действительно принадлежал тому человеку, о котором она думала - Алисе. Эта мысль радовала, ибо она являлась единственным знакомым и даже близким(?) ей человеком здесь. На шею, на которой была чуть расстёгнута рубашка от ночнушки, поверх серебряной цепочки с ценным для неё кулоном легло бумажное ожерелье, приятно согрев душу. Рука на автомате потянулась к нему и прижала к телу. Лица коснулись нежные губы.. уже знакомые... Ариса покраснела. Сердце сильно заколотилось при мыслях о том, что произошло прошлой ночью. Хотя она уже не уверена, что это было прошлой ночью. Её не покидало ощущение того, что кусок из жизни, фрагмент из памяти, при чём не короткий, стёрли. Вот так бесцеремонно, как стирают ластиком карандашные линии.
Алиса весьма шумно придвинула стул, по крайней мере, так показалось ей, и это заставило сжаться в комочек, съежиться.
- Как чувствую? Хм.. *задумалась* да почти так же, как и часов восемь назад, когда тут проснулась... голова болит немного... *поднимает любопытный взгляд на Алису* А... кстати, как я тут оказалась?
- Ясно. *кивок головой* Ты упала *улыбка* с лошади.
- Это шутка? С какой.. с какой лошади?
Романова тыкнула себя в грудь.
- Я терпеть не могу лошадей. А сейчас я ненавижу их ещё больше. *вздох* Ты захотела научиться верховой езде, и я попросила свою знакомую Ирину, чтобы она научила тебя. Вы вместе пошли на ипподром. Но потом... я не знаю, что случилось, но когда я вернулась... *запнулась*
Алиса села на кровать рядом с Милдрейн и обняла.
- В общем, теперь всё хорошо...
Ариса сейчас выглядела очень растеряно... или как ещё назвать то чувство, когда тебе говорят то, чего, в принципе, не было...
- Но.. *слегка запинаясь* но... я не помню ничего... я думала что это... из-за той рыжей... я... на веранде была, а потом...
Голова начинала кружиться... зажмурив глаза, Ариса схватилась за голову... [Какая лошадь... когда? Я... я не помню... я ничего этого не помню...] Её слегка начинало трясти... было трудно поверить, что такое произошло...
- Ну-ну, успокойся, - ласково сказала Романова и покрепче обняла Арису, накрыв ладонью её руку, - Всё хорошо, не стоит волноваться.
[Н-да. Чёрт, не следовало так поступать.]
- Ариса, - девушка заглянула в глаза Милдрейн, - Не думай об этом. Всё будет хорошо, согласна?
[Видно, она потеряла кусочек памяти, примерно *быстро прикинула в уме* десять или двенадцать часов. Даже не знаю, что и думать. Не помню, хорошо это или плохо...]
- Да... с тобой...
Тепло улыбнувшись, Ариса прижалась к Романовой, ощущая всем телом ритм биения её сердца. В этих объятиях, таких нежных и таких крепких одновременно, было так спокойно. Так тепло и хорошо... так безмятежно и радостно. Головная боль забылась сама собой. Опять напал какое-то породие дрёма.
[Не надоело спать-то ещё? *улыбка* Весь день спишь ведь!]
Алиса мягко уложила Арису на кровать и, накрыв покрывалом, села рядом, склонившись над ней.
- Тебе надо отдыхать, солнышко. *улыбнулась и нажала на нос, как на кнопку* Всё будет хорошо. *поцелуй в лоб*
Рука только скользнула, что бы коснуться нежных губ Романовой, как тут же отдёрнулась, даже не поднявшись. В палату вошла медсестра, увлечённо рассматривая бумаги. Одна выпрямилась на стуле, а другая внимательным взглядом уставилась на медсестру. В руках у неё явно было что-то важное для неё сейчас. Она это почти физически ощущала.
- Госпожа Милдрейн, вот результаты рентгена.
- Дайте взглянуть. *встала, вежливая улыбка* Я её подруга, мне можно.
Взяв у медсестры паку, Романова просмотрела результаты. [Засада! Я и так в итальянском плохо разбираюсь, а ещё в написанном от руки - это вообще полный аут.] Впрочем, если в писанине Романова разбиралась плохо, то в снимках она понимала. Внимательно разглядев оба, она вернула папку медсестре.
- Насколько я поняла, переломов нет, - осведомилась она.
- Нет, - кивнула та, - Но томографию мы ещё не проводили. Только после неё можно будет быть полностью уверенным в состоянии пациентки и назначать дальнейшее лечение.
- Ясно, спасибо.
Медсестра снова кивнула и вышла. Романова приземлилась на стул.
- Ну вот, одна процедура и всё станет ясно, - улыбнулась она.
-Алиса... можно я тебе глупый вопрос задам? *покраснела* Просто... просто я ещё... никогда не лежала в больницах... что такое томография?
[Дожили... семнадцать лет, а не знаешь, что это такое... не стыдно, а?]
Романова улыбнулась:
- Это что-то вроде эха. Томограф - это такой прибор... хм... *Алиса ненадолго задумалась* В общем, он лучше всего может показать внутренние органы и кости человека. Работает по принципу магнитного эха, насколько я помню. Впрочем *пожала плечами* я в этом всём не сильна. Кароче, это как рентген, только намнго лучше.
Хохотнув, Ариса уткнулась в подушку и... захихикала.
-А ты... *смешок* хорошо объясняешь... *смешок* Главное, что понятно и доступно... *смешок*
Не сумев подавить смеха, она виновато взглянула на Алису и совсем зарылась в подушку лицом.
Хмыкнув про себя, Алиса решила подождать, пока у Арисы не "вылетит смешинка". [Да-а-а-а... *смотрит на Мидрейн* Дитя малое, да и только. *лёгкая улыбка* Может... может, поэтому она мне и нравиться. Она... нет! *мотнула головой* Так нельзя! Если она не помнит, что произошло между нами ночью, то... я не буду ей напоминать. Это того не стоит.] Из груди Романовой вырвался вздох. [Это с самого начала не стоило того... зачем, я это сделала? *горькая усмешка* Седина в бороду, бес в ребро, одним словом.]
Этот самый вздох заставил Арису "придушить" в себе смех и взглянуть на Алису немного тревожно.
-Что-то случилось?
Голубые глаза, глубокие, понимающие, поймали в свои сети глаза собеседницы, не мение глубокие, но более живые и весёлые обычно, проникая прямо в душу...
[Живые и весёлые... обычно... но не сейчас...]
-Что-то не так?
Слегка улыбнувшись, романова отвела взгляд.
-Всё хорошо. *взгляд вернулся к Арисе* Нет, правда, всё хорошо. *улыбнулась и снова поглядела куда-то вбок*
[Всё хорошо, успокойся. И почему так бьётся сердце?]
-Ты взгляд отводишь! *по-детски надувшись ответила другая* Значит что-то не так!
Оперевшись на руки, Ариса перегнулась через край кровати и почти уткнулась носом в нос Алисы, рискуя перегнуться слишком сильно и шлёпнуться с койки. Обратив внимание на то, с какой лёгкостью она это сделала, Милдрейн чуть отдалилась от Романовой.
-У меня, кстати, голова почти не болит...
- Это хорошо. Но падать тебе всё равно не стоит, - улыбнулась Романова и мягко отстранила Милдрейн, усадив обратно на кровать. Встав, она перекинула сумочку через плечо.
- Я, наверное пойду. [Нам нужно время, чёрт побери! Не так сразу, не резко... может, я скажу... но не сейчас.]
-Уже? И что, опять меня одну оставляешь? *совсем надувшись, всё так же по-детски* Ну, я так не играю...
*Обиженный взгляд на Алису*
[Мне только легче стало, а ты уходишь уже...]
Романова закусила губу и обернулась к двери, будто надеясь, что её вот-вот оттуда позовут.
-Я бы рада, *извиняющийся взгляд* но я не могу. Мне надо идти. Нужно ещё обратно на виллу попасть, а я плохо знаю неапольские маршруты. *подошла, поцеловала в лоб* Будь умницей. До встречи, - и направилась к двери.
-Ну пока... - совсем сдавленно ответила Милдрейн - Буду ждать...
Когда её собеседница покинула палату, Ариса встала и подошла к окну, в надежде помахть оттуда Алисе... но вот не удача, окно выходило на двор больницы, который находился с противоположной от выхода стороны. Единственное прекрасное представшее её взору было солнце, уже довольно низко находившееся над горизонтом, и серые тучи, предвещающие сильный дождь. Где-то далеко впереди уже посверкивали молнии...
[Ночью ливень будет... так здорово... хотела бы я погулять этой ночью... но отсюда *оглянулась на дверь* фигу вылезешь на долго... тревогу затрубят..]
-Эх...
Вернувшись на кровать, Ариса прилегла. Спать не хотелось, но скука брала своё и неумолимо тянула за собой... сквозь легкую дрёму Ариса поняла, что весь день ничего не ела и это грозило ей страшным голодом ночью... но сейчас это не важно... сейчас лень было думать, не то что бы звать медсестру и разговаривать с кем-то...

(Алиса) Госпиталь => Базилика св. Франциска Палоанского

0

15

,15 июня, утро

Отель === Госпиталь

Ирина выпорхнула из такси и подбежала к дверям госпиталя. Алекс уже стоял с небольшой сумкой наперевес и ребенком на руках, двое постарше, облепили его с разных сторон.
Легкий наклон, поцелуй в висок.
Гордеева всегда в такие моменты радовалась, что не в лоб.
*передает ребенка, на русском*
— Вам на анализы, на третий этаж. Пусть еще посмотрят живот. Ладно? Все необходимые документы  на них в сумке. А также игрушки, мелки, книжки, памперсы и прочие радости молодого родителя *обезоруживающая улыбка*… Это *к малышу на руках Ирины* Владик. А это, *слегка подтолкнул к девушке близнецов мальчика и девочку* Яна и Ян.
На Гордееву смотрели две пары одинаковых голубых глаз из-под блондинистых челок. Девушка усмехнулась, взъерошив парнишке челку *передает сумку «молодого родителя»* [Нас ангельскими глазками не подкупишь], приобняла девочку за плечи. К ее удивлению, дети даже не попытались отстраниться.
— Хорошо, *посмотрела на часы* Удачно тебе съездить.
Похоже, вызов для самого святого отца тоже представлял собой сюрприз. А детей больше оставить было не на кого… Или он просто не хотел, чтобы кто-то знал о его вызове… А дети — прикрытие? Гордеева прикусила губу.
Почти сбежав по ступенькам, Алекс неожиданно вернулся и, обогнав русскую, он возник перед ней.
*на итальянском*
— Они не говорят на итальянском.  Только на русском. Ян учит английский…И еще. Не давай Владику сладкое: у него аллергия. Я заберу их...надеюсь, поле обеда.
Брови Гордеевой дрогнули. Сказать о том, что «после обеда» понятие растяжимое она не успела — благословив детей и чуть прикоснувшись губами к ее виску, святой отец скрылся в черном Мерседесе.

...

*на итальянском*
— С ним все замечательно, —  доктор выписывал лекарство «молодой мамаше».
Гордеева благодарно кивнула, пряча документы ребенка в бездонной сумке.
— Спасибо. Значит заехать на следующей неделе, — сняла мальчика со стола и поставила на пол — Можешь идти?
Когда дверь за малышом закрылась, Гордеева посмотрела в глаза врачу:
— А что с Яной?
— Девочке нужна операция. И чем быстрее, тем лучше. У нее есть года три. *на вопросительный взгляд Гордеевой* Тут дело не в деньгах… Может быть к этому моменту и найдут донора. *разводит руками* Мир не без добрых людей.
Ирина прикусила губу, согласно кивнула и вышла в коридор, где ее должно было ждать трио, но почему-то… не ждало…

Отредактировано Ирина Гордеева (2008-08-22 23:52:16)

0

16

апартаменты 409 ==> ворота ==> госпиталь
15 июня, вечер

Лиза вглядывалась в белый потолок, забросив руки за голову. Правый бок неприятно ныл, но этого она уже не замечала. Мыслей в голове было крайне мало, чему англичанка была, бесспорно, рада. Разве что одна, что завтра ее должны были отпустить. Рядом, на стуле, лежал ее мягкий банный халатик, джинсы и футболка, прихваченные медицинскими работниками по ее просьбе. К счастью, было в чем возвратиться на виллу. Вечерний ветерок просачивался сквозь полуоткрытое окно, Лиза внимательно следила за его появлением в комнате. [Как же здесь скучно. *взглянула на маленький выключенный телевизор*] Сейчас ее мало что волновало: ни результаты анализов и узи, ни врачи и нянечки частенько заглядывавшие к новоприбывшей пациентке с кучей вопросов. Лиза встала, порылась в карманах джинс, накинула халатик поверх больничной рубашки и направилась в коридор в надежде оглянуть территорию и скоротать время, а еще лучше - найти автомат с кофе. Зажав в ладони несколько монет, она тихонько выскользнула из палаты.

0

17

16 июня.
7 - 8 часов утра.

Она открыла глаза, проклинающим взглядом сверля дырку в опостылевшем за эту неделю белом потолке. Ох, как ей не хотелось тут находиться. Благо, если ничего не изменится, она сегодня же вечером будет далеко от этого места.
В приоткрытое окно подул теплый, уже почти июльский, ветер, ласково проведя невидимой рукой по голове, как бы говоря: с добрым утром! Ариса потянулась и села в кровати. Головная боль уже целые сутки ее не трогала, что не могло не порадовать.
-С добрым утром, с добрым. Неужели я, наконец, уеду отсюда сегодня...?
Часы на стене показывали половину восьмого утра. Значит, скоро завтрак.
[Пора вставать. Надо бы еще сходить умыться и успокоить тот шухер, что творится у меня на голове.]
Она с легкостью встала с кровати, не то, что было неделю назад, и подошла к тумбочке, на которой лежало бумажное ожерелье в виде цветка. Тут же улыбка показалась на лице, тут же она сменилась грустным выражением лица.
-Уже неделю я здесь лежу... *взяла ожерелье в руку, принимаясь в который раз его разглядывать* А она так и не навестила меня с тех пор...
Прикрыв глаза, она воссоздала в голове образ Алисы, который приятно грел душу.
[Надеюсь, что увижу ее сегодня на вилле...]
Положив ожерелье на место, Ариса достала из тумбочки все необходимое для процедуры умывания. Тут же вошла медсестра.
-О, с добрым утром, мисс Милдрейн! Как Ваше самочувствие?
-Ничего, спасибо. И Вам хорошего дня! - улыбнулась она сиделке. - Сегодня, наконец-то, выписываюсь, я надеюсь.
-Вот и славно. Скоро завтрак, в 9 к Вам подойдет врач, так что, пожалуйста, не уходите никуда в это время.
-Куда же я денусь-то? - с улыбкой ответила Милдрейн.
Медсестра вышла, а девушка прошла в небольшую комнатку, дверь которой вела из палаты. Небольшая ванная комната, с унитазом, раковиной, зеркалом над ним и душевой кабинкой. Умываясь, Ариса вспоминала прошедшую неделю. Томография выявила у девушки легкое сотрясение мозга. Несколько дней она была вынуждена провести в постели, вставая лишь по нужде, глотая болеутоляющие и успокаивающие лекарства и препараты, улучшающие работу мозга. Память, почти вся, вернулась к ней в тот же вечер, когда приходила Алиса. Единственное, чего Ариса так и не вспомнила, так это события утром в тот день, когда попала в больницу. Но это скорее подсознательный блок к произошедшему, нежели последствия травмы.
Расчесав волосы и собрав их в не тугую косу, Ариса вышла из уборной и накинула поверх своей пижамы больничный халат. Снова взгляд зацепил ожерелье, когда она убирала вещи обратно в тумбочку, и снова сознание нарисовало облик Романовой.
-Так и не пришла... ни разу... - шепнула она сама себе еле слышно, надевая ожерелье и пряча его под складками рубашки. - Интересно, почему...
Взяв в руки папку с листами, которую ей дали работницы госпиталя, Ариса начала перебирать наброски, которые накидала на бумагу за эти семь дней. Все они были весьма качественны, и почти на всех была изображена Алиса. Так, как ее помнила и как себе представляла Милдрейн.
[Я соскучилась... скорее бы мне тебя увидеть. Может, ты не будешь мне рада, но мне всего лишь нужно увидеть тебя. Твою улыбку, такую добрую, ласковую...]
Убрав папку обратно на тумбочку, Ариса взглянула на часы. До завтрака было еще 10 минут, можно было пока выйти во дворик, подышать свежим воздухом.

+1

18

(15 июня, пятница, коридор приемного отделения, вечер, около шести)

В коридоре было практически пусто, не считая пары-тройки задержавшихся человек, которые ожидали своих лечащих врачей. Впрочем, девушку в больничном халате, не спеша прогуливающуюся вдоль стены, кажется, не смутила бы и толпа народа. Зачем пациентка, находящаяся в стационаре, вышла в приемную, оставалось неизвестным даже ей самой. Она с отсутствующим видом, погруженная в свои мысли и уставившись в потолок, направлялась куда-то вперед, не замечая, что происходит вокруг. И думала она, по всей видимости, отнюдь не о том, что прямо на ее пути стоит кофейный автомат.
Звук удара получился гулкий и достаточно громкий, чтобы привлечь внимание медсестры. Обернулись и ожидающие. Незадачливая пациентка, сидя на полу, неловко потирала переносицу. Удар, по всей видимости, оказался не так уж и силен. Скорее всего, на полу девушка оказалась от неожиданности и ввиду общей физической слабости – на ней красовалось с полдесятка бинтовых повязок, такие обычно накладывают при ушибах.
Перепуганная медсестра отреагировала мгновенно и немедленно позвала помощь. На помощь, громко топая ногами по коридорам, поспешили целых два медбрата. Несколько неожиданным это могло бы показаться наблюдателю со стороны. Зачем бы хрупкой девушке могла была бы понадобиться помощь двоих здоровых мужчин? Тем более, учитывая, что она и сама, кажется, нисколько не пострадала и вполне способна была бы передвигаться самостоятельно.
Медсестра, ласково склонившись над ней, что-то ворковала о том, что ей, якобы, уже давно пора было зайти к психотерапевту Такому-то, что он ждет ее уже полчаса и что не хорошо заставлять доктора ждать. Медбратья, аки стражники вставшие по обе стороны от девушек, согласно покивали и заявили, что они проводят девушку до места назначения. После чего, оперативно подхватив ее под ручки, буквально уволокли барышню в неизвестном направление, куда-то в глубины здания. Очевидно, на прием.

+1

19

16 июня, Понедельник, около 6 вечера

Шагая по коридору, Ариса вспоминала утренний визит лечащего врача с радостной новостью, что она все-таки уйдет сегодня отсюда. Но будет это не раньше, чем все ее процедуры закончатся. Вот она и размышляла, как будет возвращаться обратно на виллу. Она даже не знала, в какой именно больнице сейчас находится, но очень надеялась, что сможет сориентироваться, когда будет уже вне госпиталя. Были догадки, что это главный городской госпиталь Неаполя, но как от него добраться до виллы...
[В общем, доживем - увидим.]
Прямо перед входом в палату, Ариса потянулась и с прикрытыми глазами вошла в комнату. В палате ее, однако, ждал весьма неожиданный сюрприз. На стуле около ее больничной койки сидела никто иная как...
-Алиса...?

Вилла => Госпиталь

Алиса пришла в госпиталь пешком, как обычно, но медсестра сказала ей, что Арисы пока нет, и что Романова может подождать её в палате. Она так и сделала. Просторная палата была пуста, и Алиса присела на свободный стул, сцепив пальцы рук на коленях. На месте не сиделось, Алиса то и дело нервно покачивалась. [Успокойся. Успокойся же! Она ведь... она не будет сердиться. *вздох* Ну, конечно, не будет. Это скорее я на себя зла.]
Скрип двери и голос, сладко кольнувший в самое сердце, заставил Романову вздрогнуть. Она подскочила и улыбнулась, отвела взгляд, снова посмотрела и сказала:
- Ариса... я... я за тобой пришла!
В душе что-то дрогнуло, но на лице ничего не изменилось. Какая-то обида все же притаилась. Подняв свой взгляд, который был полон равнодушия, что далось Арисе очень не просто, она спокойно произнесла:
-А, да. Здравствуй. Как поживаешь...?
Она прошла мимо нее и подошла к тумбочке, на которой лежала все та же папка с рисунками. Рука дрогнула и Милдрейн все же не выдержала, рванув с места и кинувшись Романовой на шею.
-Алиса... я... я.... я соскучилась... я так по тебе соскучилась!
Из глаз потекли слезы. Ариса уткнулась ей в плече, ожидая, когда пройдет первый наплыв эмоций, чтобы задать тот вопрос, которым она задавалась каждый день в течении этих долгих дней.
*глухо, в плече Алисе*
-Почему.... ну почему? *подняв заплаканные глаза* Почему ты не приходила ко мне?!
[Что-то не так. Ты не рада меня видеть?] Алиса была в некотором замешательстве от столь безжизненного взгляда.
- Нормально...
Мгновенно нарушенная тишина ещё больше смутила Романову. [Вот ты...] Алиса не знала, что ей ответить, не знала, что сказать, и она непроизвольно отвела взгляд.
- Прости... прости меня пожалуйста. *руки легли на плечи Милдрейн* [И что мне ей сказать? Искала работу. Не знаю, люблю ли тебя. Нет...] *вздох, взгляд в глаза, улыбка* Я тебя очень люблю *палец снял слезу с глаз*, но чтобы понять это мне потребовалась столько времени. Прости меня.
Наклонившись, Алиса сомкнула с губами Арисы поцелуй.
Реакция была неожиданной для обеих. Мало того, что Милдрейн не дала себя поцеловать, ко всему прочему она с силой оттолкнулась от той, и, не удержавшись на ногах и потеряв равновесие, свалившась на пол. В глазахотражалось непонимание и испуг.
-Чт... что ты...
Слова и мысли путались, и произнести чего-то связного или внятного она не могла. В галзах
[Зачем... она это сделала?!]
- Ты...
Сердце Алисы упало куда-то вниз. [Нет, ну... *на глазах выступили слёзы* Не може быть...] Романова попыталась взять себя в руки, проглотив огромный ком разочарования. [Не может быть... она...]
- Скажи, *Романова села на корточки перед Милдрейн* ты помнишь день, когда мы встретились?
Глаза очень внимательно смотрели в глаза Арисы, словно пытаясь там что-то прочитать.
-День, когда мы встретились? Да… конечно я помню! – не на долго задумавшись, девушка продолжила. – На веранде, когда я завтракала. Потом… - вспомнив что-то, она улыбнулась, - мисс Джек, ну как я могла такое забыть?
Воспоминания о тех событиях заставили Арису рассмеяться и даже забыть на время то, что сейчас произошло.
-Но… - снова вернулось то же выражение, тот же испуг, - зачем ты это сделала…? Любишь… я тоже тебя люблю, но… иначе…
[Иначе… но как именно иначе…? И вообще, так смело ты бы не поцеловала меня, не будь что-то между нами до этого… а значит, я все же что-то забыла…]
Внутренние переживания Арисы никак не отразились на ее внешнем состоянии, что не могло ее не порадовать. Не хватало еще, чтобы кто-то больше запутал ее, когда она и так потерялась во времени.
[Хоть это помнит, уже хорошо. А остальное. О, не будем спешить. Правда, Ира?] Алиса улыбнулась каким-то своим мыслям и мимолётным воспоминаниям. Встав, она протянула Арисе руку.
- Всё хорошо. Идём, тебя ждёт не дождётся твой номер с мольбертом. Нарисуешь меня?
Алиса тепло улыбнулась.
Сперва испуганно дернув руку, Ариса смелее протянула ее Романовой, чтобы та помогла ей подняться. Имела Ариса такую черту характера, что могла быстро успокаиваться в конфликтных ситуациях в своих эмоциях. До тех пор, пока не останется одна…
А вот идея с мольбертом Арисе безумно понравилась и тут же подняла настроение:
-Конечно, нарисую! – улыбнувшись, ответила она и, схватив в охапку вещи, висевшие на стуле, скрылась за дверью уборной, чтобы переодеться.
Алиса улыбнулась скрывшейся за дверью Арисе и, сев на стул, потёрла виски. [Сегодня определённо не самый лучший день в моей жизни.] Рука переместилась на сердце и сжала футболку. [Нужно... нужно было просто потерпеть... почему же я так резко? Впрочем, откуда я могла знать? *усмешка* Отговорка? Нет... но... всё равно, как больно...] Тяжело вздохнув, Алиса поднялась и, приведя себя в порядок, прошлась по палате и остановилась у тумбочки. Взгляд сразу упал на альбом. [О, рисунки? *взгляд на дверь* Думаю...] Рука потянулась к альбому. [Думаю, ничего плохого не случится.] Взяв альбом с тумбочки, Романова раскрыла его и принялась листать, разглядывая наброски. [Что тут у нас? Кошечки! Ня! *улыбка* Лошадь? *передёрнуло, вспомнив Кай* Жуть... о... а это я?] Алиса слегка улыбнулась.
В это время Ариса, натянув на себя чистые (постаралась перед выпиской) джинсы и рубашку, в которых ее сюда и привезли, и задалась вопросом об обуви. Ведь кроссовки остались у Ирины, а сама она была в ее сапогах на тот момент. Ну, значит в них же, как бы странно это не смотрелось, и придется возвращаться. И никуда от этого не денешься.
Когда она вышла из уборной, то сразу же заметила, что Алиса что-то увлеченно рассматривает, сидя на кровати. Подойдя немного ближе, она поняла, что это ее собственные наброски, сделанные на этой неделе. Лицо тут же покрылось легким румянцем, и, тихонько подкравшись сзади и прикрыв ладонями глаза Романовой, Ариса шепотом спросила, улыбнувшись:
- Я надеюсь, это хоть отдаленно похоже на тебя, м?
Алиса улыбнулась и потянула было руку, чтобы дотронуться до ладони Арисы, но остановилась.
- Да. Немного похоже. Если надо будет, я не против поработать натурщицей. Как ты на это смотришь?
-А что? Идея хорошая. *улыбнулась* [Вот тебе за одно и практика будет. Найти натурщиков не так-то просто, ибо людям это быстро надоедает. Да и платить им надо.] *вздохнула*
Повернувшись на кровати, Ариса выудила из-под стула те самые сапоги и начала натягивать их на ноги.
[Да… запарюсь я в них… а деваться, все же, некуда…]
-Алиса… а до Виллы… далеко ехать… или идти, не знаю,… смотря… как мы будем добираться…
Наконец, натянув сапоги, она выпрямилась, глубоко вздохнув. Пояс на брюках слегка перетягивал. А значит, либо она выросла, и брюки стали маловаты, либо…
-Ну что пошли? – спросила Милдрейн, встав с кровати и подойдя к Романовой.
Взяв у нее из рук папку, она сама пробежалась взглядом по наброскам, не сдержав при этом улыбки.
Алиса хмыкнула, мысленно пересчитав мелочь, что была у неё в кармане и вздохнула.
- Ну, до виллы где-то двадцать минут ходу. Если не спешить, то тридцать. думаю, тебе не помешает тихая прогулка. А потом чаёк попьём в номере... посидим... - Романова улыбнулась Арисе и своим мыслям и встала:
- Да, вперёд, труба зовёт... и кони стучат копытами. [Чёрт... конский день какой-то...]

Госпиталь => Вилла

Отредактировано Алиса Романова (2008-12-26 01:22:32)

0

20

(18 июня, понедельник, приемное отделение городского госпиталя, около девяти утра)

- …а так же визитная карточка главного врача. Не забудьте, на среду вам назначен прием.
- Я помню, спасибо большое.
- Будьте осторожны, пожалуйста. Мы бы вас не отпустили, но ваша матушка почему-то настаивала. Тем не менее, кажется, она очень за вас переживает.
- Разумеется, она же моя мама, - девушка улыбнулась и кивнула провожающей ее сестре.
Ее наконец-то отпускали на свободу. Проваляться неделю в больничных палатах, да еще во время летних каникул, да еще в такую погоду, казалось Бьянке по меньшей мере святотатством. С присущим юности легкомыслием она довольно быстро решила для себя, что пришла в полный порядок и совершенно здорова. То ли на пятый, то ли на шестой день «принудительного лечения» ей, во время сеанса психотерапии, удалось вспомнить и свое имя, и даже наиболее значимые номера телефонов. К следующему вечеру в Неаполь примчалась ее мать, которую известили о несчастном случае, произошедшем с дочерью. На следующий день, правда, родительнице пришлось улететь обратно, но перед отъездом она взяла с лечащего врача слово, что тот не будет больше мучить ее девочку «промывкой мозгов», а отпустит отдыхать и набираться сил.
Бьянку более чем устраивал подобный расклад. Кроме того, хотя она хотела этим летом устроиться на работу, чтобы самой себя обеспечивать, мать не позволила ей этого и оставила приличную сумму на реабилитационный период.
«Отдохни как следует, милая. И звони мне каждый день», - напутствовала она Бьянку перед отъездом. - «Я хочу, чтобы ты полностью поправилась. Тебе ведь еще нужно окончить университет, помнишь?»
Девушка вздохнула, припоминая вчерашний день в подробностях. Потребовалась еще пара звонков и долгие уверения в том, что с ней все хорошо. Карла примчалась навестить «больную» около полуночи, скандалом добилась того, чтобы ее пропустили в палату, да еще и хвост за собой притащила в виде пары каких-то совершенно незнакомых первокурсниц (Карла, правда, уверяла, что они вовсе не первокурсницы и вообще-то давно знакомые, но этого Бьянка припомнить уже не смогла). К счастью, резвой подруге сделали выговор и, кажется, убедили, что их пациентке требуется в первую очередь спокойная обстановка на время реабилитации, так что с заботой усердствовать не стоит.
Впрочем, об этом Бьянка не беспокоилась. Карла, хоть и активничала порой безмерно, была достаточно импульсивна, чтобы найти кучу других дел, помимо досаждений тем, кто в этом не нуждается. Должно быть, именно поэтому девушки и сошлись, иначе Бьянку просто-напросто стало бы раздражать, что в ее личное пространство постоянно кто-то влезает.
Именно Карла, впрочем, притащила кучу макулатуры, на проверку, однако, оказавшуюся более или менее полезной, и напомнила Бьянке о том, что та, оказывается, съехала из студенческого городка, чтобы хотя бы на время летних каникул поселиться на вилле ДиРоза. Та совершенно не помнила этого факта, но, просмотрев заголовки статей в газетах, согласилась, что что-то в этом есть. Точнее, что вполне в ее духе принять такое решение и пожелать сменить обстановку.
Еще раз глубоко вздохнув, Бьянка обнаружила себя уже на улице и постаралась прогнать не имеющие никакого отношения к делу мысли. Такси ожидало неподалеку от главного входа, и, подхватив чемоданчик с вещами (доставленный, разумеется, матушкой «на всякий случай»), девушка направилась к машине. О том, как будет объяснять свое отсутствие хозяйке виллы, которая, возможно, установила какие-нибудь правила проживания на своей территории, о которых Бьянке еще ничего не было известно, она пока что не знала.

Городской госпиталь ==> Ворота у входа виллы

0


Вы здесь » Розовая вилла » Прибрежный район » Городской госпиталь