Розовая вилла

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Розовая вилла » Второй этаж [красный] » Восточная сторона - апартаменты Бьянки Сиеза [207]


Восточная сторона - апартаменты Бьянки Сиеза [207]

Сообщений 31 страница 48 из 48

31

9 июня, утро.

Дотянув до утра, Бьянка со стоном выползла из постели и уставилась в сторону окна.
[Перебилась, вроде…]
Но голова болела и кружилась, как после пьянки.
Кое-как справившись с утренним туалетом, девушка нашарила в шкафу джемпер и теплые носки. И, так, на всякий случай, оделась потеплее. Заодно она выкинула из шкафа и сложила в кучу одежду, которая показалась ей требующей стирки.
После этого ей срочно захотелось выпить чего-нибудь согревающего, потому, без лишних раздумий, отметая второе весьма сильное желание остаться в кровати, она отправилась удовлетворять первое.

Апартаменты 207 ==> Коридор второго этажа

0

32

Гостиная ==> Апартаменты 207

В своей комнате Бьянка обнаружила идеальный порядок и отсутствие сложенных с утра в стопку вещей. Мысленно возблагодарив усердную прислугу, девушка прошла в ванную и провела там какое-то время, отдавая долг природе и приводя себя в порядок. Затем, выйдя из ванной, она заметила на столе электрический чайник, пару чашек, блюдца, несколько сортов заварки и вообще все, что может пригодиться для того, чтобы спокойно и с комфортом напиться хорошего чаю, не покидая апартаменты.
Впрочем, чаю сейчас уже не хотелось. И, хотя Бьянка оценила заботу, проявленную по отношению к ней, в данный момент ей хотелось чего-нибудь более существенного. Например, обед. Желательно сытный, вкусный и состоящий не менее, чем из трех блюд. Ну, и компота, разумеется. Правда, компот был, скорее, дополнением, додуманным Бьянкой на ходу, когда она, причесавшись и для порядку повертевшись перед зеркалом, уже направлялась в сторону кухни.

Апартаменты 207 ==> Кухня

0

33

Обеденный зал ==> Апартаменты 207

То ли итальянка не была слишком уж пьяна, то ли вино не подействовало на нее, но до апартаментов своих она добралась без приключений. Установив дынный торт на столе, она принялась разглядывать его со всех сторон и пришла к выводу, что он красивый. Затем Бьянка немного поковырялась пальцами в креме, очень неаккуратно и вообще неэстетично слизала его, а после отправилась в ванную, где не меньше пятнадцати минут смывала с себя сладкую липкость.
Покончив с этим, девушка разделась, взяла с полочки бритву, отодрала лезвие, уселась на красивое белое полотенце, небрежно брошенное на пол и принялась развлекаться вырезанием картинок. Резать было неудобно, линии получались грубые и прямые, а ей хотелось делать плавные. Плавные не выходили, хоть ты тресни, поэтому вместо нормального изображения пришлось довольствоваться абстракционизмом. Убедив себя, что это очень даже «хай арт» и вообще гениально, Бьянка для очистки совести вырезала еще парочку геометрических фигур со спины на пояснице – куда могла дотянуться. Квадратики, ромбики, трапеции и треугольнички вышли куда более узнаваемыми, чем набор красных линий на ноге, и девушка, наконец, удовлетворилась.
Отмотав половину рулона туалетной бумаги и стерев выступившую кровь, она поднялась, вернулась в комнату, упала на кровать и немедленно уснула.

0

34

10 июня, утро.

Бьянку разбудила ноющая тупая боль в теле, словно накануне она усердно занималась спортом. Впрочем, если бы девушка не выспалась к этому моменту, такая мелочь и не смогла бы согнать ее с постели.
Протопав в ванную и плохо соображая, что происходит, Бьянка минут двадцать сосредоточенно умывалась, отфыркивалась и приходила в себя. Наконец, до нее смутно стало доходить, что боль, как и мышечная, накатывает от движений. Утеревшись полотенцем и отложив его, итальянка скосила взгляд и руками провела по смуглой коже – снизу вверх.
- %*#!
Высказав столь экспрессивным способом вслух первое, что пришло в голову, девушка поморщилась и одернула себя. Ругаться она не любила и не хотела, но слово не воробей, пришлось в отместку прикусить губу и заняться изучением «наскальной живописи».
Левая нога выше колена была украшена неким орнаментом, и Бьянка припомнила, что хотела изобразить что-то грациозное – не то девушку, не то кошку, не то лебедя. Узнать «что-то грациозное» в наборе красных линий едва ли представлялось возможным. С большим трудом их можно было принять разве что за китайский иероглиф или же за древнегерманскую руну.
- Блин, как же очевидно… - *запоздало схватившись за голову, прошипела себе под нос Бьянка, проведя пальцем вдоль загрубевших участков кожи.*
Дальнейший осмотр принес еще больше поводов для расстройства. Бьянка выпрямилась и в зеркало стала рассматривать проступивший вокруг бедер узор из геометрических фигур. Выглядело куда более эстетично, нежели то, что украшало ногу, однако, дотронувшись, итальянка поморщилась: кажется, вчера она неосмотрительно резала слишком глубоко.
[Ну, хотя бы смотрится не так страшно… даже красиво… наверное…]
Было еще кое-что, смотревшееся отнюдь не так красиво, даже похуже, чем локальный кошмар на ноге. Пара-тройка соскользнувших и достаточно длинных линий, случайно чиркнутых вдоль тела пьяной рукой. Они-то и болели сильнее всего.
Взгляд Бьянки упал на брошенное вчера полотенце в углу. Белая ткань радостно пестрела парочкой коричневых пятен, однако их легко было принять за последствия случайного пореза, так что волноваться о них не стоило. Туалетную бумагу девушка, по всей видимости, уничтожила вчера на автомате. Оставалась простынь, и, вспомнив о ней, итальянка поспешно кинулась обратно к кровати.

Отредактировано Бьянка Сиеза (2007-11-08 10:26:11)

0

35

Простыни на удивление оказались чисты. Не доверяя себе, Бьянка перепроверила трижды, но, должно быть, в этот раз ей действительно повезло. Просто очень не хотелось, чтобы хотя бы среди прислуги ползали какие-нибудь слухи. Облегченно вздохнув, девушка вернулась в ванную и полезла в душ. Душ, конечно, сдвинул и без того малоприятные ощущения во всем теле в худшую сторону, но общее состояние явно улучшилось. Итальянка почувствовала себя бодрее, несмотря на то, что ногу выше колена отчаянно щипало.
Осторожно обтеревшись полотенцем, пройдясь по комнате и помотав головой, чтобы она скорее высохла, Бьянка дождалась, когда результат ее вчерашних пьяных выходок чуть-чуть примолкнет, перестанет столь категорично напоминать о себе, и после этого принялась одеваться.
На сегодня джинсы и рубашка. Кажется, последняя чистая.
[По-моему, я вчера складывала вещи здесь… надеюсь, их скоро вернут…] - мелькнула попутно мысль.
К несомненной радости Бьянки рубашка была та самая, единственная плотная и теплая, которая у нее вообще была. Почему-то девушке в данный момент хотелось чувствовать себя, скажем так, согретой, так что вещичка пришлась как нельзя кстати. Застегивая пуговицы, итальянка невольно провела пальцами вдоль незамысловатого узора по краям рукавов и у ворота. Ощущения были приятные, и пальцы уже сознательно задержались, поглаживая шероховатость ткани. Что это за ткань – смесь каких материалов – Бьянка не знала. Лишь смутно полагала, что явно не шелк. Рубашка была совсем новая и даже пахла иначе, не как прочая одежда, хотя и пролежала вместе с прочей одеждой довольно долго.
Девушка еще какое-то время привыкала к обновке, причесывалась и приводила себя в порядок, а, когда волосы совсем высохли, решила, что пора бы уже и подкрепиться.

Апартаменты 207 ==> Кухня

0

36

Веранда ==> Апартаменты 207

Вернувшись в комнату, Бьянка первым делом заметила, что расторопные горничные не только успели убраться, но и вернули ей выстиранную и выглаженную одежду. Что, конечно, было весьма кстати. Испытывая резкое чувство благодарности ко всему миру, итальянка перебрала свою одежду, развесила ее в шкафу и очень долго выбирала какой-нибудь подходящий костюм на вечер.
Ни платья, ни юбки ее по понятным причинам не устраивали. Из тех же соображений пришлось отказаться от топиков, коротких маечек и прочего обтягивающего безобразия, которое девушке не просто шло, а преступно бежало. Пожав плечами, Бьянка выудила прямые серые брюки и белую блузку. Брюки, мягко говоря, ее не красили, однако девушка знала, как их обмануть.
Разумеется, без блузы обмана бы не вышло, поскольку она была длинная и свободная. Укутавшись в нежную ткань, Бьянка долго рылась в поисках аксессуара, и, наконец, нашла в спортивной сумке то, что искала – темно-серый тонкий и длинный пояс. Несколько раз перетянув его на пояснице, она повязала небрежный узелок. Теперь, когда верхнюю часть бедер скрадывала блуза, а пояс подчеркивал талию, брюки смотрелись в высшей степени элегантно. С обувью были проблемы, и девушке пришлось удовольствоваться теми летними, но закрытыми туфлями без каблука, в которых она впервые ступила в ворота виллы. Туфли были светло-серого цвета, на пару тонов светлее брюк, что не очень-то радовало придирчивую итальянку, обожавшую недовольно поворчать на свою одежду, однако все вместе смотрелось неплохо.
Придав напоследок сносный вид прическе и прихватив единственно приличную сумку, по счастью так же, как и обувь, обладавшую светло-серым оттенком, Бьянка отправилась к воротам, прагматично полагая, что при необходимости подождет Лизу.

Апартаменты 207 ==> Ворота

0

37

11 июня, утро.

Ворота ==> Апартаменты 207

Бьянка распростилась с Лизой и, добравшись до своей комнаты, немедленно заперлась в ванной. Она достаточно долго и тщательно постигала все прелести водных процедур, несколько раз мыла голову, терлась мочалкой, едва не сдирала с себя кожу – и все для того, чтобы прогнать въевшийся запах сигаретного дыма, алкоголя и похоти.
Странное было состояние, и девушке пришло в голову, что она попросту пьяна, ее мутит, и кажется, будто виновата во всем атмосфера прошедшего вечера. Неприятный осадок, почти смытый клубными танцами, сконденсировался и почти незаметно остался лежать где-то на задворках подсознания. Мысли о Лизе удручали. В основном Бьянке думалось, что англичанка вряд ли воспринимает ее всерьез, особенно на фоне той девушки, как там ее…
[…а, да, Фелис…]
…которая получила за ужином по физиономии.
Мысли о Фелис так же удручали. Бьянке категорически не хватало не то пяти, не то шести лет жизни, чтобы объясняться с той хотя бы приблизительно на равных. В голове услужливо всплыла картинка: Фелис легко и просто отрывает ее от земли и, небрежно потрясывая, чем-то там попутно возмущается.
[…как грушу. Или даже… как щенка. Хорошо, хоть не за шиворот.]
Картинка, имеющая место быть, сменилась картинкой, которая вовсе даже места быть не имела, но, чисто теоретически, могла бы его иметь. Бьянке привиделось, что ее отшлепали по пятой точке как ребенка. Она покраснела, прикусила губу и забулькала. Впрочем, воде в ванной было все равно, что с ней делают, и вскоре Бьянка булькать перестала. Вместо этого она подумала об Ирине и решила, что желание сделать светловолосой иностранке больно никуда не пропало. Несколько трансформировалось, однако не пропало.
[…а еще приятнее было бы посмотреть, как ты просишь у меня прощения… понятия не имею, за что, но это было бы унизительно. Обязательно было бы…]
Бьянка усмехнулась. Выбралась из ванной, растерлась полотенцем, вернулась в комнату и, взглянув в окно, обнаружила, что уже рассвело. Устало зевнув, она задернула поплотнее шторы и повалилась на кровать, сильно надеясь, что ее не начнут мучить безумные сновидения.

0

38

Надеждам Бьянки не суждено было сбыться. Она спала всего два или три часа, однако даже этого короткого временного промежутка ей хватило, чтобы разметаться по постели, раскраснеться, аки маков цвет, и периодически постанывать, даром, что во сне. Руки, безумно и бездумно, повинуясь каким-то своим внутренним желаниям, шарили по простыням, судорожно цепляли подушку, наматывали на себя одеяло и дрожали.
От собственного вскрика Бьянка на секунду проснулась и даже села на кровати. Голова гудела, ничего не соображала, и общее состояние девушки было такое, будто она под наркозом. Тело горело, конвульсивно спазмировало и в голос вопило. И проделывало все это оно настолько нестерпимо, что Бьянка, бессознательно обхватив себя руками за плечи, потеряла сознание.
К счастью, упала она на подушку, ничем себе не повредив. Дыхание медленно выровнялось, болезненный румянец сменился легким розоватым налетом. Тело успокоилось. Обморок плавно перетек в спокойный глубокий сон.
До поры до времени лишенный сновидений.

0

39

11 июня, день.

Было далеко за полдень, когда Бьянка снова проснулась. Она раздраженно забилась на кровати, запутанная в простыни и подушки, и на несколько минут утратила способность ориентироваться в пространстве – по крайней мере, до тех пор, пока не свалилась на пол. Здесь осознание реальности быстренько вернулось к итальянке, наверное, еще и потому, что во время падения в основном умудрилась пострадать только голова, и Бьянка, мрачно ворча и потирая ушибленное место, отправилась в ванную.
Как и утром, по возвращении из клуба, она потратила довольно много времени, приводя себя в порядок и натираясь многочисленными мочалками. К концу процедур настроение даже немного улучшилось, однако выше отметки «критическое» не поднялось. Девушка и сама не знала, что ее гложет. То ли от недосыпа, то ли от выпивки, то ли из-за сбитого графика, но чувствовала она себя нервной и злой. Видеть никого не хотелось, делать ничего не хотелось и даже есть не хотелось.
Пораздумав немного, Бьянка, однако, решила, что на кухню наведаться все-таки стоит. Если и не пообедать, то уж перекусить точно не помешает. По крайней мере, выпить воды с лимоном…
Вернувшись в комнату и не рассуждая долго, Бьянка влезла в первые попавшиеся под шарившую в шкафу руку брюки и точно так же натянула на себя первый попавшийся топ. Сунув ноги в неизменные сандалии-шлепки, она, зевая, прошлепала на кухню.

Апартаменты 207 ==> Кухня

0

40

Гостиная ==> Апартаменты 207

Вернувшись к себе в комнату, Бьянка для начала переоделась в джинсы поприличнее, отыскала чистую рубашку, одну из тех, что недавно вернули горничные, привела в порядок волосы и затем долго собирала сумку, роясь во всех подряд вещах, чтобы отыскать всякую мелочевку.
Наконец, сумка была собрана. Бьянка оценила себя в зеркале, решила, что выглядит вполне терпимо, оставила горничным записку о том, чтобы они убрались в ее комнате, и приписала просьбу как-нибудь устроить для нее по возвращении цветы, чай, коньяк и фрукты. Девушка понимала, что капризничает, однако поделать с собой ничего не могла – ее все еще терзали неприятные чувства, от которых хотелось топать ногами и обиженно надувать губы.
Убедившись, что сделала все, что только взбрело ей в голову, Бьянка удовлетворенно кивнула, захватила сумку и, покинув виллу, ушла в неизвестном направлении гулять по городу.

Апартаменты 207 ==> Город

0

41

Ворота ==> Апартаменты 207

Добравшись до своих апартаментов, Бьянка с облегчением сбросила промокшие туфли и направилась в ванную. Надо заметить, горничные, основательно загруженные капризами хозяйки двести седьмой комнаты, справились со своей работой на славу. Нигде нельзя было отыскать ни соринки, на письменном столе стояла ваза со свежесрезанными красными розами, а в углу примостился небольшой сервировочный столик, который явно принесли сюда для того, чтобы расположить на нем бутылку отменного коньяка, чайный сервиз и вазу с фруктами.
Впрочем, девушка не заметила потраченных на нее усилий, потому что именно в тот момент была занята куда более важным делом. Конкретно: девушка пыталась стянуть с себя мокрые брюки. При этом девушка громко разговаривала с брюками, с зеркалом, с собой в зеркале и со всеми остальными предметами, которые попадались ей на глаза. Но брюки, почему-то, не желали от этого сниматься. Они долгое время издевались над девушкой и, в конце концов, слезли, выразительно оцарапав застежкой молнии девичьи коленки.
Бьянка зашипела, потерла коленки и обратила внимание на то, что затянувшиеся со вчера порезы образовывают внушительного вида синяк.
[Интересно, это как же надо было резаться, чтобы получился синяк?] - думала Бьянка, с интересом разглядывая синеватое пятно на левой ноге. - [Хорошо, хоть Лиза ничего не заметила…]
Но мысли о Лизе – это была не самая удачная идея отвлечься. Итальянка нервно передернула плечиком и полезла в ванную. Разумеется, чтобы как следует натереться мочалкой. Кажется, уже третий раз за последние сутки.
Распарившись и согревшись, Бьянка, обмотанная полотенцем, вышла из ванной и уселась на кровати. Взгляд лениво блуждал по чайному столику, пока до девушки, наконец, не дошло, что это именно то, о чем она просила горничных днем. Обрадовавшись – наверное, впервые за сегодня, – она незамедлительно угостила себя чаем, не забыв плеснуть туда полрюмки коньяку.
Чай пошел хорошо, и Бьянка налила себе еще. Однако, пока пила чай, она в то же время рассматривала красные розы, и они сильно ее смущали, хотя она и не понимала, почему какие-то цветы так на нее действуют. Когда же закончилась третья чашка, девушка, порядком захмелев, поняла, что больше не хочет находиться в одной комнате с розами, и решила наведаться на кухню, а то голова как-то подозрительно начинала кружиться.
[От голода, наверное…] - уверенно решила Бьянка.
И, натянув на себя то, что подвернулось под руку, как была, лохматая и нечесаная, с наполовину не просохшими волосами, спустилась на первый этаж.

Апартаменты 207 ==> Кухня

0

42

(Фелис, Бьянка) Винный погреб ==> Апартаменты 207

Итальянке не очень нравилось, что ее ведут чуть ли не под ручку, однако с этим временно удалось смириться, потому что ползти по ступенькам откровенно не хотелось. Фелис деликатно доставила ее в апартаменты, и там Бьянка немедленно нырнула в ванную комнату, где пустила холодную воду. Пара-тройка быстрых взмахов руками – все вокруг забрызгано водой, ну, да это уже неважно. Умывшись, Бьянка уткнулась мокрым лицом в полотенце и выглянула из ванной:
- Спасибо, - *почти бодро проговорила она, споткнулась и выронила полотенце.*
Этим, впрочем, обошлось. Каким-то чудом, ей удалось устоять на ногах, но полотенце поднять она уже не пыталась. Снова хотелось дико расхохотаться, как на днях, когда… что тогда было, Бьянка не помнила, но настроение ей в душу запало. Опершись о стенку, она подавила в себе желание смеяться, растерянно посмотрела на Фелис и подумала о том, что в последнее время слишком уж часто приходится подпирать собой всякие там стенки.
Пока Бьянка находилась в ванной, а находилась она там недолго, Фел мельком осмотрела комнату. [Если с ней все в порядке, то задерживаться я не стану. Надо вернуться к себе и… Опять «надо»? Может, хватит уже? Надо делать то, что хочешь.] Взгляд остановился на мысках туфель. [Свое великое «хочу напиться» ты, кажется, уже осуществила… теперь чего хочется? *вздох* знать бы ответ на этот дурацкий вопрос, черт бы его побрал!] От мыслей ее отвлекло «спасибо» Бьянки. Кобем подняла голову – девушка опиралась на стенку, явно не потому, что ей было хорошо. В ногах лежало полотенце, которое до этого, очевидно, Бьянка прихватила с собой из ванны. [Замечательно! Ты большая умница, Фел, что не позволила ей выпить еще и виски…] Фелис шагнула к Бьянке и, подняв полотенце с пола, протянула его ей. В отличие от погреба, в комнате было достаточно светло и теперь, когда взгляд шотландки скользнул по телу девушки, в глаза бросились тонкие фигурные линии от порезов. [А это еще откуда?] Кобем крепко взяла Бьянку за руку с твердым намерением отвести ту к кровати и, стараясь не прозвучать грубо, спросила:
- А это что? Боди-арт?
Бьянка взяла полотенце, и, удивленно проследив направление взгляда Фелис, уронила его снова. Неловко хмыкнула.
[Браво! Как тебя угораздило забыть? Удивительно, что никто не заметил – как там она выразилась? – «боди-арта» еще в гостиной… да тебе, оказывается, везло… а ты и не знала.]
- Это? - *итальянка никак не могла придумать, что бы такое ответить.* - Боди-арт? Ну, да, наверное, можно так выразиться… кажется, я тогда тоже вы…
[Заткнись!] - мысленно осекла себя Бьянка и послушно заткнулась. - [Черт, если она поймет, что мне тут в голову ударило по пьяни, подумает, что меня к кровати надо привязывать.]
- Неважно, - *кое-как закончила она фразу и для пущего основания пожала плечами.*
Замешательство девушки вряд ли могло проскочить незамеченным. Она и не надеялась. Просто решительно высвободилась из захвата и прошла к своей постели, внешне вполне убедительно походя на весьма себе здравомыслящего человека. Возможно, даже трезвого…

0

43

Кобем молча проводила взглядом падающее полотенце, а затем внимательно, изучающее посмотрела на Бьянку. [Видимо, все леди, остановившиеся на вилле, склонны поддаваться своим причудам время от времени…]
- Согласна, - коротко кивнула головой шотландка, прикидывая про себя, как совместить очевидное замешательство девушки с ее убедительным поведением вполне здравомыслящего человека. – Это все абсолютно неважно. До первого заражения крови. *красноречивая пауза* оно же последнее. [Иногда, в «воспитательных» целях лучше не сдерживаться, а говорить людям правду. Кому-то все-таки помогает. Тем не менее, следует узнать, можно ли оставить ее одну? Держится она не плохо.. Но все равно стоит проверить]
Неожиданно для Бьянки Фел резко развернула девушку за плечи лицом к себе и взяла ее за подбородок двумя пальцами - довольно крепко, но не сильно. Глаза в глаза. [Итак, зрачки.. расширились от стремительности моих движений, но не сильно.. значит, до этого была норма]  Инспекция показала, что в помощи Фелис - какой бы то ни было - Бьянка не нуждалась. Это не могло не радовать Кобем, которая мучалась поиском ответа на все тот же вопрос Эл. На языке последней подобное состояние описывалось как «приперло». Алкоголь сделал свое дело – Фел расслабилась и теперь уже на автомате собирала и обрабатывала информацию, как если бы ловила Блейка, или Монтгомери, или еще какого-нибудь маньяка. Слова Бьянки были взвешены, осмыслены и записаны на подкорку, но для всего паззла их Кобем было мало. [Надо знать все варианты.. как можно больше вариантов… Черт вас возьми, Мисс Э! Вы умеете портить мне отдых… Значит *пожала плечами* вами продолжу..]
- Хорошо, что тебе гораздо лучше,- шотландка вполне искренне улыбнулась. – Я живу в 304 апартаментах. Если понадобится компания – приходи, я буду рада тебя видеть, – Фел легонько похлопала девушку по плечу. – Мне стоит отдохнуть,- добавила она. – Доброй ночи…*с дружелюбной улыбкой Кобем ретировалась на веранду*

Апартаменты 207===Веранда

0

44

[Фу ты!]
Бьянка с опаской перевела дыхание и осторожно присела на кровать, внимательно, хоть и с опозданием, поглядев на закрывшуюся дверь. В голове перестало шуметь, и девушка недовольно поморщилась. Кажется, категоричный жест Фелис, означавший проверку ее физиологического состояния, враз выбил весь хмель.
- Меня нельзя так хватать! Ясно тебе! Как там твое полное имя?! Блин… - *итальянка повернулась и врезала кулаком по ближайшей подушке.*
Дальнейшие излияния могли бы быть еще более выразительными, но Бьянка вдруг начала соображать до тошнотворности здраво – и пришла к выводу, что они абсолютно бессмысленны, бесполезны и просто глупы. Прикусив губу и сделав таким образом вид, что ругаться ей совершенно не хочется, она через голову стянула топик и швырнула его в угол. Туда же полетели бриджи. И, вслед за ними, босоножки. Последним не повезло сильнее, чем прочим вещам. Они ударились о стенку и разлетелись в разные стороны.
Бьянка пожала плечами и решила, что сбором по всей комнате обуви и одежды займется как-нибудь потом, а спать можно, и не напрягаясь особенно по этому поводу. Сказано – сделано. Дотянувшись до выключателя, итальянка погасила свет и зарылась головой в подушки.

0

45

12 июня, день.

Спала Бьянка отвратительно, так и не отключившись ни на секунду, и встала с подозрительным желанием перебить всех птичек в округе. Подойдя к балконной двери, она раздраженно хлопнула ею, вымещая часть обиды на голосистую фауну, обосновавшуюся в окрестностях виллы, и отправилась в душ.
Стоя под горячими струями воды, итальянка разглядывала кафель и медленно-вяло размышляла над своим поведением. Она прекрасно понимала, что хорошо выспаться ей не позволили отнюдь не птички, не жара и даже не вчерашняя минутная обида на Фелис. Однако решать свои проблемы категорически не хотелось. Поэтому, тщательно намыливаясь, Бьянка мысленно рассказала себе немало историй о том, что у нее нет денег, что она в депрессии, что у нее болит после вчерашнего голова, в общем, перечислила все возможные причины, исходя из которых ей надлежало бы запереться в комнате и не выходить еще целую неделю. Это заняло так много времени, что у нее сморщилась от воды кожа, и дольше оставаться в душевой не было никаких сил.
Хмуро пиная стены, роняя полотенца и отряхиваясь, девушка прошла по комнате и повалилась на кровать. Рука сама потянулась пошарить по полу. Нашарила сумку, выудила блокнот и ручку…
Очнулась от своих мыслей Бьянка лишь минут через сорок. И то только потому, что сумка, все еще валяющаяся на полу, вдруг явственно обратила на себя внимание приглушенным шумом. Поначалу итальянка даже не сообразила, что происходит, затем, хлопнув себя ладонью по лбу, резко дернулась и выудила на свет мобильник.
[Странно… батарейка еще не села… Мама?]
Действительно, звонила мать. Бьянка даже растерялась немного, ведь ей неожиданно пришлось объяснять, куда она запропастилась и почему не дает о себе знать вот уже целую неделю. Убедившись, впрочем, что с дочерью все в порядке, синьора Сиеза не стала долго ее мучить, что было весьма кстати, учитывая, как долго не заряжали телефон. Они договорились, что созвонятся в ближайшее время, и после этого, закончив разговор, Бьянка еще долго вертела в руках трубку, думая о своем. Взгляд ее бездумно скользнул по все еще лежащему на кровати листку бумаги, выдранному из блокнота. Глаз зацепился и пробежал по строчкам – те незамедлительно заставили девушку отчаянно покраснеть и с глубоким вздохом откинуться на подушку.
Бьянка смотрела в потолок и думала о том, что никогда не осмелится нести подобную чушь в присутствии кого бы то ни было. А уж тем более, объясняясь с Лизой.

0

46

Так и не придумав достойной альтернативы своему планируемому выступлению, Бьянка немного покаталась по кровати, свалилась на пол и, решив, что волосы уже достаточно просохли, стала приводить себя в порядок.
Для начала она, недовольно кусая губы, порылась в шкафу с одеждой… ничего приличного, не слишком жаркого, но по максимуму закрытого там не было. Как всегда, впрочем, когда требовалось убедиться в наличии закона подлости.
Поколебавшись, Бьянка достала длинный пестрый, в красных и кремовых оттенках, кусок ткани, на проверку оказывающийся очень даже юбкой а ля «завернулся в простыню». Итальянка не любила юбки, они путались в ногах, сковывали движения, однако – надо было отдать им в этом должное – в них не было жарко. Девушка вздохнула и повязала юбку на бедра пышным бантом.
[…ну, зато так никто ничего не заметит… пара дней-то всего осталась…]
От топиков пришлось по разумным соображениям отказаться. Бьянка одела обыкновенную длинную белую рубашку, до конца ее не застегивая и повязав свободные концы узлом на талии. Она рассуждала, что бантики и рюши отвлекают от деталей, а потому никто ничего не заметит. Кроме того, рубашка была достаточно длинной, чтобы скрывать все, что надо было скрыть, и болтающиеся концы узла в этом только помогали.
Затруднения возникли с обувью. Босоножки с синими вставками смотрелись явно не к месту. Итальянка примерила танкетки. Те, разумеется, подходили идеально, ведь на них, как назло, тоже были какие-то бантики.
- Ну, и пожалуйста, - *мстительно сообщила Бьянка пустоте,* - ну, и пойду в них. И вообще, я голодная. Где горничная?
Словно услышав ее вопрос, в комнату действительно заглянула горничная. Должно быть, хотела проверить, не нужно ли убраться. Бьянка решила, что навести порядок в апартаментах действительно стоит, а потому договорилась со служанкой о сервировке «завтрака-точнее-уже-обеда где-нибудь на веранде через полчасика». Горничная убежала, а Бьянка занялась прической. Хотя, наверное, это только так говорится, что она ею занялась, а на самом деле девушка лишь пару раз прошлась по волосам расческой, взбила их рукой и покрутила головой. Оставшиеся же минут пятнадцать она просто вертелась перед зеркалом, пытаясь понять, как лучше перевязать бант, чтобы бедра не казались слишком уж широкими.
Подсоединив напоследок мобильный телефон к розетке, чтобы тот заряжался, Бьянка вышла вон из комнаты.

Апартаменты 207 ==> Веранда

0

47

Балкон четвертого этажа ==> Апартаменты 207

Алиса заботливо довела Бьянку до номера, отдала ей подобранные по пути танкетки, переспросила, все ли с ней в порядке, и только после этого удалилась. Бьянка чувствовала себя немного растерянно и все еще переводила дух после случившегося, а потому не придала значения тому, с какой поспешностью новая знакомая ее покинула.
Повалявшись немного на кровати и окончательно придя в себя, итальянка вдруг вспомнила, что на вечер договаривалась о встрече с Лизой. Осознание этого заставило ее резко сесть на кровати и потянуться за сумочкой. Бьянка пересчитала наличные, покусала губы и решительно поднялась на ноги. Ноги немного дрожали, но мысли девушки уже приняли весьма категоричное направление:
[Я не могу отменить встречу из-за дурацкого происшествия. И я не хочу выглядеть перед Лизой, как растрепанная курица.]
Кивнув своим мыслям, Бьянка перевязала юбку еще более пышным бантом, поправила рубашку, причесалась, собрала в сумочку все необходимые вещи, вроде кошелька и как раз вовремя зарядившегося мобильного телефона, и отправилась в город приводить себя в порядок.

Апартаменты 207 ==> Ворота ==> Город ==> Торговый комплекс «La Civetta»

0

48

17 июня, день
Первый этаж ====> Второй этаж

Эта квартирантка оказалась загадочной. Но Джузеппе было все равно. Он всего лишь исполнял волю своей хозяейки. Записка проскользнула под дверь.

0


Вы здесь » Розовая вилла » Второй этаж [красный] » Восточная сторона - апартаменты Бьянки Сиеза [207]